Кем был Л. Рон Хаббард?

КЕМ БЫЛ Л. РОН ХАББАРД?

Л. Рон Хаббард был писателем, философом, гуманистом и основателем саентологической религии. Он родился 13 марта 1911 года в Тилдене (штат Небраска) и умер 24 января 1986 года.

В раннем возрасте он ступил на долгий и полный приключений путь открытий. Мать, занимавшаяся его воспитанием, была высокообразованной женщиной, и он читал литературу, которую дети в его возрасте обычно не читают: Шекспира, греческих философов и более поздних классиков. Тем не менее он знал жизнь отнюдь не только по книгам. Переехав с семьёй в Хелену (штат Монтана), Рон вскоре объезжал мустангов вместе с лучшими местными ковбоями — в те времена это всё ещё был дикий и суровый американский Запад.

Будучи любознательным, он быстро подружился с индейцами племени черноногих. От их шамана узнавал племенные традиции и легенды и был удостоен редкой чести стать кровным братом индейцев. К тринадцати годам он отличился, став самым молодым скаутом-орлом в стране, и представлял скаутов Америки на встрече с президентом страны Калвином Кулиджем.

И всё же юного Рона более всего отличало неутолимое любопытство вместе с присущим ему желанием улучшить состояние человека.

Заметив эти качества, не кто иной, как ученик Зигмунда Фрейда и единственный офицер американских военно-морских сил, изучавший психоанализ в Вене, коммандер Джозеф Ч. Томпсон, познакомил юного Рона с теорией Фрейда.

Но хотя Рон был искренне увлечён возможностью проникнуть в человеческий разум, многие его вопросы остались без ответа.

Когда его отец, офицер ВМС США, был командирован на юг Тихого океана, Рон отправился в первое из своих знаменитых азиатских путешествий. В возрасте девятнадцати лет он имел за плечами более четверти миллиона пройденных миль и пересёк большую часть Китая и Индии. Рон стал одним из немногих искателей приключений с Запада, который был допущен в ламаистские монастыри Западных холмов Китая, и ему довелось обучаться у последнего представителя династии магов, живших при королевском дворе хана Хубилая. И всё же, несмотря на все чудеса, которые ему довелось наблюдать, Рон сделал вывод: легендарная мудрость Востока оказалась не в состоянии облегчить страдания и преодолеть нищету в этих перенаселённых и неразвитых странах.

Вернувшись в США в 1929 году, Рон возобновил своё официальное образование и на следующий год поступил в Университет Джорджа Вашингтона. Там он изучал математику, инженерное дело и посещал первый в Америке курс по атомной и молекулярной физике. И хотя не всё он изучал по собственному выбору, он получил в своё распоряжение методы, с помощью которых он мог искать ответы на неразрешённые вопросы о человеческом разуме и жизни. На самом деле Л. Рон Хаббард стал первым, кто применил научные методы исследования к изучению извечных вопросов существования.

И просто в довершение картины его университетских лет заметим, что он стал также одним из пионеров американской авиации и сенсацией Среднего Запада — там он устраивал показательные полёты. Однако в итоге Рон мог лишь констатировать, что западная наука не знала ответов — особенно если учесть, что сходило за «науку о разуме» в психологических лабораториях университета.

Как он писал позже:

«Было совершенно очевидно, что я имел дело с обществом и жил в обществе, в котором о разуме было известно меньше, чем в самом примитивном племени, с которым я когда-либо вступал в контакт. Осознав также, что люди на Востоке не были способны проникнуть в тайны разума настолько глубоко и с таким знанием дела, как мне казалось раньше, я понял, что мне придётся провести немало исследований».

Чтобы финансировать эти исследования во времена, известные ныне как Великая депрессия, Рон взялся за перо, что явилось началом его 50-летней литературной карьеры. К середине 30-х годов он стал одним из самых читаемых авторов эпохи расцвета американской беллетристики. Им же написаны несколько великолепных сценариев Золотого века Голливуда, и его до сих пор помнят по работе над различными блокбастерами, включая один из лучших фильмов в творчестве Кларка Гейбла.

Однако, никогда не забывая о своих первоначальных поисках, он продолжил основополагающие исследования, отправляясь в дальние экспедиции по местам, не затронутым цивилизацией. В поисках неведомого «общего знаменателя существования», благодаря которому можно было бы разработать действенную философию для улучшения состояния человека, он изучил в общей сложности 21 народность и культуру. И в начале 1938 года он выделил этот общий знаменатель — Выживай!

То, что именно выживание движет всем живым, не было новой идеей. Но то, что в конечном счёте вся жизнь пытается лишь выживать, было чем-то совершенно новым. Изначально Рон представил свои открытия в рукописи, названной «Экскалибур». Хотя он впоследствии решил не публиковать её, так как она не содержала никакого реального метода для изменения жизни к лучшему, всё же эта работа стала отправной точкой, на которой основывались все будущие открытия.

В 1940 году, в знак признания достижений Рона, знаменитый Клуб путешественников принял его в свои члены как одного из самых выдающихся исследователей того времени. Все последующие экспедиции Рона проводились под желанным для многих флагом Клуба путешественников. И уже в конце 1940 года последовало путешествие на Аляску, во время которого Рон не только провёл выдающиеся исследования индейских племён, населяющих побережье Тихого океана, но и испытал прототип навигационной системы, которая затем использовалась на всех морских и воздушных трассах вплоть до последних десятилетий XX века.

С началом Второй мировой войны Рон приступил к службе в военно-морских силах Соединённых Штатов в звании лейтенанта. Сначала он служил офицером американской разведки в Австралии. После возвращения в Соединённые Штаты в качестве первого американского военного, пострадавшего в боевых действиях на Тихом океане, он продолжил службу на севере Тихого океана и в Атлантике, командуя противолодочными сторожевыми кораблями и тренируя команды морского десанта. Несмотря на высокие награды, полученные за боевые заслуги, Рон был глубоко опечален жестокостью этой войны. Он решил удвоить свои усилия, направленные на улучшение состояния человека. Поэтому он продолжал исследования даже в самые мрачные дни 1943 и 1944 годов.

В 1945 году, частично ослепший и искалеченный ранениями, лейтенант Хаббард был признан инвалидом и госпитализирован в Окленде (штат Калифорния). Однако к тому времени он уже разработал первые практические процедуры для облегчения травм. Он использовал эти процедуры для помощи бывшим военнопленным, которые, несмотря на интенсивное медицинское лечение, не могли выздороветь. Те из них, к кому он применил ранние дианетические методики, чтобы убрать «умственные барьеры», сводившие на нет усилия врачей, быстро выздоровели от стандартного медицинского лечения. Используя те же процедуры, он восстановил и собственное здоровье, к немалому изумлению медкомиссии.

Когда восстановился мир, Рон приступил к дальнейшей проверке эффективности Дианетики, работая с сотнями людей из всевозможных слоёв общества. После продолжительного усовершенствования Дианетики в «лаборатории реального мира» им был написан труд, в котором он детально изложил как теорию, так и основанные на ней методики. Он дал рукописи название «Дианетика: первоначальные тезисы» и сначала распространил её в медицинских и научных кругах. Однако почти сразу же экземпляры книги начали размножать и передавать из рук в руки — и в итоге «Первоначальные тезисы» Рона буквально облетели весь мир.

К Рону лавиной хлынули вопросы от читателей, и, чтобы ответить на них, он решил написать исчерпывающий учебник по этому предмету. Им стала книга «Дианетика: современная наука о разуме» – первая всеобъемлющая работа, когда-либо написанная о человеческом разуме и жизни. Опубликованная 9 мая 1950 года, она сразу же взлетела на вершину списка бестселлеров «Нью-Йорк таймс» и привела к созданию приблизительно 750 дианетических групп от одного побережья США до другого. Кроме того, книга вдохновила людей на организацию дианетических центров в шести американских городах, и эти центры были призваны помочь Рону развивать новую область знания.

Развитие шло стремительно и последовательно, а каждое новое открытие было по меньшей мере столь же невероятным, что и все предшествующие. В заключительной главе «Дианетики» Рон писал о планах проведения «дальнейших исследований жизненной силы», и вскоре к нему стало поступать всё больше и больше свидетельств того, что эта жизненная сила, по сути, имеет духовную природу и простирается далеко за пределы какой-то отдельно взятой жизни. Вот как он сам сформулировал это:

«По мере развития Дианетики кажется всё более и более вероятным, что она в конце концов сможет вступить в контакт с тем, что так часто постулировалось, но что никто никогда как следует не воспринимал, не измерял и не испытывал, — с человеческой душой».

Эти слова оказались пророческими: в ходе исследований, продолжавшихся с конца 1951 года по 1952 год, Рон действительно вступил в контакт с человеческой душой, измерил её и предоставил средства познать её на собственном опыте. Таким образом появилась Саентология — «изучение духа и работа с ним в его взаимоотношениях с самим собой, вселенными и жизнью».

В конце 50-х годов Рон продолжал исследования, углубляясь в природу и потенциал духа, и сразу же документировал свои открытия в виде технических выпусков, статей, книг и записанных на плёнку лекций. По мере того как сообщество саентологов разрасталось, саентологические церкви открывались по всем Соединённым Штатам, по всей Европе, в Австралии и Южной Африке. Поэтому Рон одновременно руководил расширением Саентологии во всём мире и работал над созданием точного и стандартного маршрута, следуя которым любой человек мог бы подняться к более высоким уровням осознания.

Поскольку Саентология охватывает всю жизнь целиком, нет ни одного аспекта существования человека, к которому бы Рон не обращался в последующих работах. В Великобритании, на борту исследовательского судна в Средиземном море, в Атлантическом океане и в Карибском море перед возвращением в Соединённые Штаты — везде он брал из множества саентологических процедур материал для разработки целого ряда технологий по улучшению общества. Вот примеры:

  • Процедуры, разработанные Л. Роном Хаббардом для реабилитации наркоманов, используются сейчас в 50 странах. Их эффективность в 5 раз превосходит эффективность любой другой подобной программы.

  • Его программа по исправлению преступников сейчас используется в более чем 2000 тюрьмах и исправительных учреждениях и на 80% снижает рецидивизм.

  • Его технология для достижения грамотности и эффективного обучения предоставляется более чем в 70 странах.

  • Составленное им руководство для лучшей жизни — моральный кодекс «Дорога к счастью», широко приветствуемый повсюду, — является нерелигиозным и обращается исключительно к здравому смыслу. Статистически доказана его эффективность в повышении морального уровня, и в общей сложности распространено 100 миллионов экземпляров книги «Дорога к счастью» на более чем 90 языках в более чем 150 странах.

Но, конечно же, рассказ об Л. Роне Хаббарде будет неполным, если не упомянуть о завершении его основного исследования. Перед тем как уйти из жизни в 1986 году, он полностью систематизировал все материалы по Дианетике и Саентологии для применения во всех слоях общества и для достижения величайших духовных высот.

Сегодня эти материалы представляют собой множество книг и статей и несколько тысяч записанных на плёнку лекций и фильмов. Более 250 миллионов экземпляров работ Л. Рона Хаббарда создали движение, охватившее миллионы людей на всех континентах.

Доказательством эффективности его наследия являются чудесные результаты, получаемые благодаря его технологии, и миллионы друзей по всему миру, которые несут это наследие в вечность. Количество этих достижений и число друзей Рона неуклонно возрастают с каждым днём, подтверждая следующие слова Рона из его эссе «Моя философия»:

«Мне нравится помогать другим, и для меня величайшее удовольствие в жизни видеть, как человек освобождается от теней, омрачающих его дни.

Эти тени кажутся ему такими плотными и ложатся на него таким тяжким бременем, что, когда он обнаруживает, что это всего лишь тени и он может видеть сквозь них, проходить сквозь них и вновь оказываться на солнце, он в полнейшем восторге. И боюсь, что я в таком же восторге, как и он».